Рейтинг@Mail.ru На главную Библиотека Фотогалерея Контакты Лица О проекте Поиск      В е р а    и    В р е м я
Религиозные ценности и современная система образования
Основные разделы:
Аннотация:

...Святой – это герой, который продолжает воевать с самим собой и окружающими его духами злобы поднебесной. По выражению современного греческого богослова Сотириопула, «для подвижника вся жизнь это одно постоянное мученичество»...

Сообщения по теме:
Митрополит Волынский и Луцкий Нифонт

24 марта 2017

Митрополит Волынский и Луцкий Нифонт: «Верующий человек не просто должен верить Богу — он обязан отдавать всего себя в волю Божию»

...«О, батюшка, а ведь Христос имел бороду и волосы, а вы постригаетесь»,— усмехнулся Березнюк. Отец Евгений после короткой...

(См. далее...)

20 марта 2017

Архимандрит Серафим (Чедия): «Когда человек живёт в послушании, у него мало искушений»

...Приезжаем – небольшой храм, мощи закрыты, видны только рука и нога. Приложился к мощам. Когда вставал на колени – был одним человеком. Поднялся – такое чувство, что...

(См. далее...)

Архив событий:
Сообщения:
24 сентября 2016

Московский Патриархат | Изучение традиционных религий | Святыни и святые


 

Игумен Дионисий (Шленов). Мученичество в византийской традиции

Игумен Дионисий (Шленов) размышляет о том, в чём смысл мученичества
24 сентября 2016 г.



Мучения святых Поликарпа Смирнского и Ипатия Гангрского

Классическая эпоха мученичества в течение первых трех веков христианской истории стала своеобразной закваской христианского самосознания в эпоху Византии. В трудах Оригена (III в.) находим такое определение мучеников: «живут в дерзновении о кресте Христовом и свидетельствуя об истинном свете». О мучениках-светочах в византийской традиции размышляет игумен Дионисий (Шленов)

***

Начало Византии в IV в. это одновременно и начало монашества, которое в «Житии преподобного Антония» начинает осмысляться как добровольное постоянное мученичество. Конец гонений не означает прекращения подвигов. Мученичество вбирает в себя любые типы святости, ибо достижение святости невозможно без крайнего подвига, без полного преодоления себя, без смерти для мира.

Святой – это герой, который продолжает воевать с самим собой и окружающими его духами злобы поднебесной. По выражению современного греческого богослова Сотириопула, «для подвижника вся жизнь это одно постоянное мученичество».

В этой связи богословие святости и богословие мученичества неразрывно связаны друг с другом. Каковы же основные богословские идеи мученичества?

КРЕЩЕНИЕ КРОВЬЮ

Одна из главных святоотеческих мыслей о мученичестве представляет его как предсмертное крещение: крещение водой может быть заменено или повторено в крещении кровью.

В 15-м фрагменте святителя Амфилохия Иконийского сказано:

«Крещение является двойным: одно кровью, другое водою. Посему Господь, будучи раненым, испустил кровь и воду. Воду, чтобы, крестивши грешников, освободить их, а кровь, чтобы, оправдав мучеников, увенчать их…»

И далее святитель Амфилохий говорит и о том, что крещение «собственной кровью» стало подлинной крещальной купелью, т.е. заменило крещение. Стала «кровь как вода».

Прямое дословное понимание позволяет представить мученичество как вступление в христианскую жизнь, что и происходит в Таинстве Крещения. Но пролитая кровь – по аналогии с пролитой кровью Христовой – имеет еще большее значение: она делает человека не просто более чистым, но омывает, освобождает, «искупает» от грехов как самого мученика, так и тех, кто ему молится, вступив на его путь без пролития крови. Крещение кровью является не столько прощением, сколько наградой, не трагическим событием жизни, а праздником.

ПОДРАЖАНИЕ ЖЕРТВЕ ХРИСТОВОЙ

Вторая характерная особенность мученичества в том, что оно христоцентрично. По словам Тертуллиана, «в мученике присутствует Христос». Христос не только является примером мученичества, но и проницает всю жизнь мучеников и тех, кто пытается им подражать.

Вступив на путь подражания Христу, мученики подражают Ему в страданиях, смерти, воскресении. По мысли святителя Филофея Коккина, апостолы и мученики подражали смерти Христовой ради Божественной любви. Василий Селевкийский писал о первомученике Стефане:

«О бессмертный мучениче, многое твое возвышение во Христе, многое твое дерзновение благодаря Христу, многое твое уверение за Христа».

Дословное подражание чьей-либо смерти может показаться самоубийством. Дабы избежать этого совершенно превратного понимания мученичества, можно было бы говорить о добровольном подражании Христу на пути к достижению святости, которое увенчивается недобровольной мученической смертью как самым драгоценным венцом и наградой за всю подвижническую жизнь христианина. По мысли святителя Григория Богослова, неизреченные блага уготованы «очищенным кровью и подражавшим жертве Христовой».

ДЕРЗНОВЕНИЕ

Третья особенность мученичества – в том, что оно совершается в особом состоянии «дерзновения», которое, с точки зрения греческих богословов, является самой главной предпосылкой для канонизации святого. По определению Д. Куцуриса, «дерзновение это есть состояние родства души с Богом, ощущение воздействия на ум Святого Духа… Это благодатное состояние человека, который становится Богом по благодати…»

Дар дерзновения взаимосвязан с даром свидетельства, мученичества: без последнего не может быть и первого, по выражению Николая Катасцепена.

Эта особая добродетель подчеркивает высокий характер мученичества, особое горение, ревность об истине. По слову святителя Иоанна Златоуста, «велика ревность… и мученики за истину Христову с дерзновением говорящие».

Из христианских писателей о «дерзновении» мучеников первым начинает систематически писать отец церковной истории Евсевий. Например, о мученике Урбане сказано:

«Но ни о чем из этого не заботился страдавший, ибо внутри себя он имел своим помощником Бога, предоставляющего всем ясную помощь и дерзновение как видение некоего света. Через что мученик стал наполняться большей отвагой и стал полон еще большим дерзновением».

Дерзновение – это состояние воина, борца, который идет в наступление и побеждает. Обладающий дерзновением силен, в то время как не обладающий – слаб.

«Посему прошу, – писал Симеон Фессалоникийский, – храните залог веры. И если кто из братьев является слабейшим… пусть насколько возможно дальше отойдет от нечестивых, чтобы, придя с ними в соприкосновение, он не повредил чем-либо свою душу. А сильнейшие да ходят в дерзновении. Ибо они получат награду исповедников и мучеников, когда, вопрошаемые, они проповедуют истину и с дерзновением исповедуют Христа, Сына Божия».

ВСЛЕД МУЧЕНИКАМ

В целом в святоотеческой литературе преобладает общее представление о мученике как о святом, которому можно и нужно подражать. Как таковой мученик оказывается своеобразным посредником между христианином и Христом и занимает одно из центральных мест в иерархии святости.

«Подражай своему сорабу, я имею в виду Стефана, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – который первым открыл врата мученичества. А тот стал подражать Владыке…»

Подражание мученикам осуществляется не только в дни их праздников, но постоянно.

«Честь мученика – подражание мученику».

Стать «мучеником по произволению» – одна из ключевых формул, которая воспроизводит основную цель человеческого бытия – стать «богом по благодати». Святитель Василий Великий в день 40 севастийских мучеников проповедовал:

«Подлинно ублажи претерпевшего мученичество, дабы ты стал мучеником по произволению и вышел без гонения, без огня, без бичей, удостоившись тех же самых наград, что и те».

Подражание мученику предполагает как бескровное подражание его мучениям и смерти, так и подражание его жизни. По проповеди святителя Иоанна Златоуста, святая мученица Пелагея, облекшаяся в «целомудрие» вместо драгоценных одеяний, – пример чистоты и воздержания, а мученик Роман – терпения. Поздневизантийский гомилет Макарий Макрэс проповедовал:

«Будем ревновать бывшим прежде нас мученикам, будем подражать их мужеству, выносливости, настойчивости, терпению до конца…» «Дабы, почитая мучеников, мы подражали усердию мучеников ради благочестия»,

– говорится также в византийской гомилетической литературе.

Подражание мученикам проявляется и в том, что чтущие их должны явить по отношению к ним то дерзновение, которое особо характеризует мученический подвиг. Подвиг, который совершает мученик, является квинтэссенцией всей его жизни. Перенесение мук и пыток подтверждает терпение и другие добродетели, в которых он упражнялся.

БЕСКРОВНОЕ МУЧЕНИЧЕСТВО МОНАХОВ

Стремление к бескровному подражанию мученикам претворяет аскетическую жизнь в мученичество, а мученичество становится венцом аскетической жизни. Подобно тому как в Византии был отождествлен монах и любомудр, так точно происходит отождествление монашества или подвижничества и мученичества.

У преподобного Феодора Студита монахи-отшельники описываются как «отказавшиеся от всякого творения и бытия, мыслящие о горнем, смотрящие горе». Автор VIII в. Михаил Синкелл пишет:

«Память мучеников – …это стремление к Богу, хотение горнего и небесного».

Особенность монашеской жизни в предвосхищении неба на земле, мученичества – в мгновенном достижении неба через максимально жертвенный подвиг.

Монах с дерзновением осуществляет свое призвание, через безмолвие вступая в беседу с Богом. Мученик достигает особого сходства с Богом, проходит через новое для себя Гефсиманское борение, приобретает опыт дерзновенного безмолвия с тем, чтобы стать собеседником Христа. То, что монах по преимуществу молчит (обладая «недерзливостью», по выражению преподобного Феодора Студита), а мученик говорит-исповедует, никак не нарушает это сходство.

Монах отрекается от мира постоянно, мученик – в момент мучения, но это отречение не менее сильное, ибо, если бы мученик был пленником мира, он испугался бы разлуки с миром.

Монах подобен Адаму, который был владыкой новосотворенного мира, мученик – предстатель за мир и его преображение пред престолом Божиим.

В VIII в. в период иконоборческих споров в Византии происходит возрождение строгого монашества и небывалый всплеск внутреннего мученичества – как своеобразное исключение за всю византийскую историю. В иконоборческую эпоху монахи-иконопочиталели часто оказывались мучениками не только «по произволению», но и претерпевали второе крещение кровью.

В Византии монашество все более осмысляется как мученичество, а мученичество приобретает аскетические черты.

ПОЧИТАНИЕ МУЧЕНИКОВ

Мученичество осмысляется как спасительное посредничество между человеком и Богом. У Михаила Синкелла находим учение о почитании святых мучеников как средстве соединения и примирения с Богом. А в IX в. святитель Фотий писал о том, что немощность страдательного состояния человека можно преодолеть при помощи «лика мучеников», претерпевших страдания за Христа.

«…Обратись с криком к самой немощности природы, нашей пространной и неописанной трагедии страстей. (Бог) знает, как сострадать единоприродному. Возьми лик мучеников. Они имеют дерзновение, чтобы теми страданиями, которые они претерпели за Христа, защитить тех, которые за него страдают, и общность страстей является утешением…»

Другая особенность мученичества в византийской традиции – это всесилие мученика (святой мученик Феодор, по описанию святителя Григория Нисского, посмертно «собирает народы, воспитывает Церковь, изгоняет демонов…»), которое есть результат уверенности в его высочайшей святости и обожении.

Идея подражания без полного тождества подвигов и наград (с характерной антитезой: по истине, но не по подражанию) уступает место идее подражания как полного тождества, когда физическое мученичество-исповедание веры оказывается естественным результатом постоянной мученической исповедальной позиции монаха или благочестивого христианина.

Такие представления о мученичестве позволили в период гонений нового времени легко вступить на путь мученичества не только отдельным героям, но и целым семьям, общинам, группам населения. Мученик своим подвигом свидетель о Боге и в то же самое время он свидетель о том пути, который поэтапно ведет к святости вплоть до вступления в Небесное Царствие.

Игумен Дионисий (Шленов)

Источник: Журнал «Покров»

24 сентября 2016 г.


Православие.ru

Последние публикации:
Монахиня Валентина (Недосекина)

26 марта 2017

Протоиерей Павел Недосекин:

Начало и Конец

...На внешней стороне руки, если её согнуть в локте, подняв при этом ладонь вверх, из тех же самых кровоточащих язв, которыми было покрыто её лицо, было чётко видно изображение Креста на Голгофе, а внизу под ним — два знака, написанных на непонятном языке...

(См. далее...)

23 марта 2017

Митрополит Волоколамский Иларион:

«Жизнь человека после смерти является продолжением его земной жизни». Диалог в рамках телепередачи «Церковь и мир»

...У нас единое Отечество, у нас одна Родина и у нас, конечно, должен быть в идеале единый взгляд на историю. Мы не можем сейчас этого добиться на уровне, скажем, политических партий, политической борьбы, но когда мы предоставляем учебный...

(См. далее...)

21 марта 2017

Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов):

«Наша память — это как некая икона здесь на земле того, что происходит в Царстве Небесном». Слово в день столетия начала Русской смуты

...Уроки Божии порой очень тяжелы. Уроки Божии заключаются ещё и в том, что беспечность, малодушие, неверность людей долго терпятся Богом, но потом наступает минута, когда и сами беспечные, и их потомки должны расплачиваться...

(См. далее...)

19 марта 2017

Святейший Патриарх Кирилл:

Крест — это концентрация таких мощных смыслов, которые могут преобразовать личность человека и весь мир. Слово в Неделю Крестопоклонную в столичном храме святителя Иова, Патриарха Московского

...большинство наших страданий не являются крестом, — они результат нашей глупости, распущенности, слабости характера, разного рода злоупотреблений и того самого...

(См. далее...)

Знаменательные даты:
Анонсы
Фотоальбомы

4 сентября 2016

Дорогами паломников: Москва - Пюхтицы - Новый Валаам

Фотоальбом по материалам паломнической поездки московских педагогов по маршруту Москва – Санкт-Петербург – Пюхтицы – Таллинн – Хельсинки – Новый Валаам – Санкт-Петербург.

(См. далее...)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Рейтинг@Mail.ru

Вера и Время    2017