Рейтинг@Mail.ru На главную Библиотека Фотогалерея Контакты Лица О проекте Поиск      В е р а    и    В р е м я
Религиозные ценности и современная система образования
 

О простоте веры и лукавстве неверия. Неделя 6-я по Пасхе, о слепом

 
Посадка сакуры на родине свт.Николая Японского
Посадка сакуры на родине свт.Николая Японского
Основные разделы:
Другие проповеди:

17 февраля 2008

О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

…два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что' приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять...

(См. далее...)

24 февраля 2008

О блудном сыне

Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал...

(См. далее...)

9 марта 2008

О прощении

Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже...

(См. далее...)

26 сентября 2010

Как защитить детей: о силе молитвы и поста (исцеление бесноватого отрока). Неделя 18-я по Пятидесятнице

Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они...

(См. далее...)

19 февраля 2012

Тайна Страшного Суда. Неделя о Страшном Суде

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую. Тогда скажет Царь тем...

(См. далее...)


Весна: вид сверху
Весна: вид сверху
Парадный портрет
Парадный портрет
Монастырский уголок
Монастырский уголок

21 мая. К воскресному Евангельскому чтению.


О простоте веры и лукавстве неверия. Неделя 6-я по Пасхе, о слепом



И, проходя, увидел человека, слепого от рождения.

Ученики Его спросили у Него: Равви'! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?

Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нём явились дела Божии.

Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать.

Доколе Я в мире, Я свет миру.

Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошёл и умылся, и пришёл зрячим.

Тут соседи и видевшие прежде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил милостыни?

Иные говорили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я.

Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза?

Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся. Я пошёл, умылся и прозрел.

Тогда сказали ему: где Он? Он отвечал: не знаю.

Повели сего бывшего слепца к фарисеям.

А была суббота, когда Иисус сделал брение и отверз ему очи.

Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу.

Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря.

Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нём, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк.

Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит?

Родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спроси'те; пусть сам о себе скажет.

Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги.

Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спроси'те.

Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник.

Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу.

Снова спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи?

Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками?

Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики.

Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он.

Человек прозревший сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи.

Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает.

От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному.

Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего.

Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон.

Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия?

Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?

Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою.

Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему (Ин. 9, 1-38).


Блаженный Феофилакт Болгарский


(«Толкование на Святое Евангелие»)



И проходя увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Господь уходит из храма, чтобы укротить сколько-нибудь гнев иудеев. Приступает к исцелению слепого, чтобы этим знамением смягчить их жестокосердие и упорство, хотя они и не воспользовались сим, и вместе показать им, что Он не напрасно и по самохвальству сказал: «прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Иоан. 8, 58). Прилично Сам подошел к слепому, а не сей к Нему. Ученики, приметив внимание Его к слепому, спрашивают: «кто согрешил: он или родители его, что родился слепым?» Вопрос сей кажется странным. Ибо как он мог согрешить прежде рождения своего? Апостолы, вероятно, не разделяли языческого суеверия о том, будто душа прежде соединения с телом живет в ином мире и за грех, как бы в наказание, нисходит в тело. Будучи рыболовами, они ничего такого не могли слышать, ибо подобные мысли принадлежали мудрецам. Итак, вопрос кажется неразумным, но не для внимательного. Ибо знай. Апостолы слышали, как Христос сказал расслабленному: вот, ты выздоровел, не греши же, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Иоан. 5, 14). Теперь видят слепого и недоумевают, и как бы так говорят: положим, что тот расслаблен был за грехи, но что Ты скажешь об этом? Он ли согрешил? Но этого нельзя сказать, потому что он слеп от рождения. Или родители его? Нельзя и этого сказать, потому что сына за отца не наказывают. Итак, апостолы в настоящем случае не столько спрашивают, сколько недоумевают. Господь в разрешение недоумения их говорит: «не согрешил ни он (ибо как бы согрешил прежде рождения), ни родители его» . Впрочем, Он говорит это, не освобождая их от грехов. Ибо не просто сказал, что не согрешили родители его, но прибавил, что «родился слеп» . Хотя родители его и согрешили, но не за то с ним это убожество. Слагать грехи отцов на детей, ни в чем невиноватых, несправедливо. Это внушает и Бог чрез Иезекииля: да не будет у вас больше поговорки этой: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина» (Иезек. 18, 1. 2). А чрез Моисея постановил законом: да не умрет отец за сына (Второзак. 24, 16). Но как же, скажешь, написано: отдаяй грехи родителей на чада до третьяго и четвертаго рода (Исх. 34, 7)? На это можно сказать, во-первых, то что это приговор не всеобщий, сказанный не обо всех, а только о тех, которые вышли из Египта. Потом смотри и на смысл приговора. В нем не говорится, что дети наказываются за грехи, совершенные отцами, но что наказания за грехи отцов переходят и на детей, когда дети совершали такие же грехи. Чтобы вышедшие из Египта не подумали, что они не будут наказаны тем же, чем отцы их, хотя бы согрешили и хуже их, говорит им: нет, не так, грехи отцов, то есть наказания, перейдут и на вас, потому что вы не сделались лучшими, но совершили грехи такие же, и даже худшие. Если видим, что нередко и дети умирают в наказание родителям, то знаем, что Бог берет их из здешней жизни, по человеколюбию, чтобы в жизни не делались хуже родителей и не прожили на зло своей душе или даже многих других. Но бездна судеб Божиих сокрыла эти случаи в самой себе. А мы простремся далее.

  Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Вот опять другое затруднение. Иной спросит: как Он сказал это? Ибо это значило бы, что человек, лишенный света, был обижен для того, чтобы на нем явились дела Божии? Разве они не могли явиться иначе? — Какую же, скажи ты, человек, он терпит обиду? Ту, скажешь, что света лишен. И какой вред от того, что лишен чувственного света? Напротив, он более облагодетельствован. Ибо вместе с зрением телесным он прозрел и очами душевными. Слепота послужила ему на добро, так как чрез исцеление от нее он познал истинное Солнце Правды. Итак, слепец этот не обижен, а облагодетельствован. — Потом всякий, занимающийся словом Божиим, должен знать, что частицы (для того, чтобы) нередко употребляются в Писании для обозначения не причины, а самого события. Например, у Давида сказано: «так что (яко да) Ты праведен в приговоре Твоем» (Псал. 50, 6). Давид не для того согрешил, чтобы Бог оправдался. Но вследствие греха Давидова довелось Богу оправдаться. Ибо когда Бог наделил Давида столькими дарами, каких он не был достоин, а он преступил заповедь Божию, совершил убийство и прелюбодеяние и царскую власть употребил на оскорбление Бога, то какое отсюда вытекало следствие, как не то, что Бог, судящий и обличающий Давида, оправдался и явился победителем осужденного царя, потому что он преступил закон Того, от Кого получил царство, нарушил по тому самому, что был царем? Будучи честным человеком, он не мог бы так легко совершить два столь великие преступления. Итак, видишь, в предложении «так что Ты праведен» (слав. яко да оправдишися) частица (чтобы) означает не причину, а следствие. Таких оборотов речи много найдешь и у апостола. Например, в послании к римлянам: «что можно знать о Боге, то явно для язычников, так что они безответны» (слав. во еже быти им безответным) (Рим. 1, 19. 20). Бог дал язычникам знание не для того, чтобы они, согрешая, были безответны, но для того, чтобы они не грешили. А как они грешили, то вследствие сего знание сделало их безответными. И опять: закон пришел после, «да умножится прегрешение» (Рим. 5, 20). Хотя закон дан не для того, чтобы грех умножился, а для того, чтобы уменьшился; но как принявшие закон не хотели уменьшить греха, то закон и послужил им к умножению греха. Ибо грех их стал важнее и тяжелее оттого, что они имели закон, и однакож грешили. — Так и здесь выражением: «для того, чтобы явились дела Божии» , указывается не причина, а следствие. Ибо чрез исцеление слепого прославился Бог. — Нередко иной строитель дома одно сделает, а другое оставляет неоконченным, для того, чтобы неверящему, что он устроил первую часть, мог чрез устройство недоконченного доказать, что он же есть художник и прежде устроенного. Так и Бог наш Иисус, врачуя поврежденные члены и приводя их в естественное (нормальное) состояние, показывает, что Творец и прочих членов есть Он же. — «Чтобы явилась слава Божия» , говорит это о Самом Себе, а не об Отце. Ибо слава Отца была явна, а нужно было явиться славе Иисуса и тому, что сотворивший человека в начале есть Он. А в том, без сомнения, немало славы, когда откроется, что Тот, Кто ныне явился Человеком, в начале, как Бог, сотворил человека. — Что Он говорит о Самом Себе, слушай далее. Он прибавляет: «Мне должно делать дела Пославшего Меня» . Мне, говорит, должно явить Самого Себя и совершить дела, могущие показать, что Я совершаю то же, что и Отец творит. Смотри, не сказал, что Мне должно делать дела такие же, какие творит Отец, но те самые, которые Отец творит. Мне, говорит, должно делать те самые дела, которые творит Пославший Меня. Мне должно делать их, «пока есть день» , пока длится настоящая жизнь, и люди могут веровать в Меня. Потом «наступит ночь, когда никто не может делать» , то есть веровать, ибо делом называет веру. Итак, в будущем веке никто не может веровать. — Настоящая жизнь есть день, потому что мы в течение ее, как днем, можем делать; хотя апостол Павел и называет ее ночью, частию потому, что здесь неизвестны совершающие добродетель или порок, и частию по сравнению со светом, который озарит праведников. Будущий век есть ночь, потому что там никто не может делать; хотя апостол Павел и называет его днем, потому что праведные явятся во свете и откроются дела каждого. Итак, в будущем веке нет веры, но все будут повиноваться, желающие и нежелающие. — «Доколе Я в мире, Я свет миру» , ибо учением и явлением чудес просвещаю души. Посему и теперь должно мне просветить души многих чрез уврачевание слепого и просвещение зрачков в глазах его. Как свет, Я должен просвещать и чувственно, и духовно.

  Сказав это, Он плюнул ни землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему : пойди, умойся в купальне Силоам (что значит: посланный). Он пошел и умылся и пришел зрячим. Сказав это, Иисус не остановился на словах, но присоединил к ним и дело. Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и брением помазал глаза слепому, показывая чрез брение, что и Адама тело образовал из брения Он же. Одни слова, что создал Адама Я, могли показаться соблазнительными для слушателей, но когда снова подтверждаются делом, не оставалось уже повода к соблазну. Устрояет глаза из брения, употребляя тот же способ творчества, каким сотворил и Адама. Не только устроил глаза и открыл их, но одарил зрением, а это показывало, что Он вдохнул и душу в Адама. Ибо без действия души глаз никогда бы не увидел, хотя бы и был устроен. Употребил и плюновение для одарения зрением. Так как Он намерен был послать слепца на Силоам, то, чтобы не приписали чуда воде источника, но познали, что образовала глаза слепому и открыла их сила, вышедшая из уст Его, для сего плюнул на землю и из плюновения уст сделал брение. Потом, чтобы ты не подумал, что чудо зависело от земли, повелевает умыться, чтобы брение совсем отстало. Впрочем, некоторые говорят, это брение совсем не отпало, но превратилось в глаза. — Повелевает слепцу пойти на Силоам, частию для того, чтобы обнаружилась степень веры его и послушания, ибо он не рассуждал, что не нужно идти на Силоам или умываться, если брение и плюновение делают его вполне зрячим, но повиновался Повелевшему; частию для того, чтобы заградить уста неразумных иудеев, ибо естественно, многие смотрели на него, когда он шел с глазами, помазанными брением, и внимательно вглядывались в него, так что не могли в последствии говорить: это он, это не он; и, наконец, для того, чтобы, посылая его на Силоам, о Самом Себе засвидетельствовать, что Он чужд закона и ветхого завета. — Для чего евангелист прибавил объяснение имени Силоам? Для того, чтобы ты знал, что и тут исцелил слепца Христос и что Силоам — Образ Христа. Ибо Христос есть как Камень духовный (1 Кор. 10, 4),так и Силоам духовный; и как ручей силоамский своим странным течением представлял нечто внезапное и поразительное, так и пришествие Господа, сокровенное и недоведомое ангелам, силою своею потопляет всякий грех.

  Тут соседи и видевшие прежде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил. милостыни? Иные говорили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я. Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся. Я пошел, умылся и прозрел. Соседи, пораженные необычайностию чуда, не верили. Хотя шествие его на Силоам с глазами, помазанными брением, для того и было, чтобы многие увидели его и потом не отрекались бы незнанием, однакож и теперь не верят. Евангелист не без намерения замечает, что он просил милостыни, но чтобы показать неизреченное человеколюбие Господа в том, что Он снисходил и к бедным, что Он с большим попечением врачевал и нищих, а отсюда и мы научились бы не презирать своих меньших братий. А слепец, не стыдясь прежнего убожества, не боясь народа, открыто говорит: «это я» , проповедует Благодетеля и говорит: «Человек, называемый Иисус» . — Называет Господа Человеком, потому, что доселе еще ничего не знал о Нем, а что теперь узнал, то и исповедует. Откуда же знает, что это Иисус? Из разговора Его с учениками. Ученики спрашивали Господа о нем. Он им довольно продолжительно отвечал: «Мне нужно совершать дела Пославшего Меня; Я свет миру» . Так не учил никто иной, кроме одного Иисуса, и такие речи Он употреблял часто. Отсюда-то и узнал слепец, что это Иисус. Что Он сделал брение и помазал его глаза, он знал из прикосновения и сказал. О плюновении умолчал, потому что не знал, а как не знал, то и не прибавил. Видно, человек этот был праведный.

  Тогда сказали ему: где Он? Он отвечал: не знаю. Повели сего бывшего слепца к фарисеям. А была суббота, когда Иисус сделал брение, и отверз ему очи. Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза; и я умылся и вижу. Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря. Так как Господь, даруя исцеление и совершая чудо, обыкновенно укрывался по Своей скромности, то слепец на вопрос о том, где Иисус, говорит «не знаю», чтобы быть совершенно верным истине. — Ведут его к фарисеям, чтобы подвергнуть его более подробному и строгому допросу. — Евангелист замечает, что «была суббота» , чтобы показать злобу их, как они ловят всякий случай против Христа: обвиняют Его в нарушении субботы и тем покушаются затемнить чудо. Посему не спрашивают его, как ты прозрел, но как Он отверз тебе очи, — во всем клевеща на Господа, как действовавшего в субботу. Заставляют самого слепого припомнить, что Он сделал брение именно в субботу. Он, отвечая уже слышавшим, не упоминает ни об имени Иисуса, ни о том, что говорил ему Господь, а только говорит: брение положил Он на мои глаза, и я умылся и вижу. Ибо, вероятно, фарисеи прежде слышали от тех, которые привели к ним слепого, и, быть может, клеветали на Господа и сказали: вот что Иисус делает в субботу. Достойна замечания смелость слепца, что он безбоязненно ведет речь с фарисеями. Его привели с тем, чтобы он, пораженный страхом, отверг действительность исцеления, а он очень ясно возглашает: я вижу. — Из фарисеев некоторые, не все, а более дерзкие, говорили: не от Бога этот Человек. А другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? Видишь ли, под влиянием чудес многие смягчаются. Вот эти люди — фарисеи, начальники, однакож вследствие сего чуда пристыжаются и несколько защищают. «И была между ними распря» . Распря эта происходила прежде в народе, ибо одни говорили, что Он обольщает народ, а другие, что Он добр (Иоан. 7, 12. 43), а теперь начинается и между начальниками. И вот многие фарисеи, отделившись от прочих, защищают чудо. Однакож и по отделении говорят за Христа очень слабо и более сомнительно и двоедушно, чем твердо. Ибо слушай, что говорят: как может человек грешный творить такие чудеса? Видишь, как слабо возражают? Посмотри и на хитрость клеветников. Они не говорят, что Он не от Бога, потому что исцеляет в субботу, но что Он не хранит субботы; постоянно выставляют на вид не благодеяние, а нарушение дня. Примечай и то, что начальники на добро медлительнее, чем народ. Народ еще прежде разделился во мнениях, и не все говорили против Христа, а начальники уже после народа пришли к этому похвальному разделению. Ибо хорошо иногда бывает и разделение, как и Господь говорит: Я пришел принести на землю меч (Матф. 10, 34), то есть, без сомнения, разногласие из-за добра и благочестия.

  Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк. Тогда иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? Как же он теперь видит? Кто были спрашивающие: ты что скажешь о нем? Это были из числа благоразумных. Ибо они говорили: как может грешник творить такие дела? Чтобы не показаться напрасными защитниками, они приводят во свидетельство самого получившего благодеяние, как испытавшего на себе силу Его, дабы заградить уста клеветников. Смотри, как благоразумно спрашивают. Не сказали: ты что скажешь о Нем, потому что Он сделал брение, потому что Он не сохранил субботы, но напоминают о чуде, «потому что Он открыл тебе глаза» , как бы подстрекая исцеленного сказать о Христе сущую правду. Напоминают ему и побуждают его: потому что Он открыл тебе глаза. Он, говорят, облагодетельствовал тебя. Посему ты должен проповедывать о Нем. Слепой теперь и исповедал, что мог, именно, что Он не грешник, но от Бога, это — пророк, хотя иные и говорят, что Он не от Бога, потому что не хранит субботы. — Христос одним перстом совершил помазание брением, и Его считают нарушителем субботы. Сами же они всею рукою отвязывают животных для того, чтобы напоить их, и считают себя благочестивыми. — Жестокосердые и упорные призывают родителей его с целию поставить их в затруднение и чрез то принудить их отвергнуть прежнюю слепоту сына. Так как они не могли заградить благонамеренные уста, то застращивают родителей, в надежде уничтожить чудо. Итак, ставят их на средине и делают допрос с яростию и еще с большею злобою. Не говорят: это ли сын ваш, бывший некогда слепым, но, «о котором вы говорите» , как бы так говоря: которого вы сделали слепым и молву об этом распространили всюду, совершенно вымышленно и ложно. Но, о злочестивые фарисеи! Какой отец позволит себе лгать так о своем детище? С двух сторон стесняют их и принуждают отказаться от сына, с одной стороны — выражением «о котором вы говорите» , с другой — вопросом «как он теперь видит?» Видишь ли? ложным будто бы показанием родителей о том, что сын их прежде был слеп, они унижают это чудо, — что он в последствии стал зрячим. Говорят: ложно или то, что он видит теперь, или то, что он был слеп. Но, что он зряч, это истинно: следовательно, вы ложно разгласили, что он прежде был слеп.

  Родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым; а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем; сам в совершенных летах, самого спросите; пусть сам о себе скажет. Так отвечали родители его, потому что боялись иудеев; ибо иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги. Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спросите. Фарисеи родителям слепого предложили три вопроса: 1) сын ли это их? 2) слепым ли он родился? и 3) как он стал зрячим? На первые два вопроса они отвечают утвердительно, что это сын их и он был слеп, а о способе исцеления не отвечают за незнанием. Так случилось, без сомнения, для того, чтобы истина была признана тверже, чтобы ее засвидетельствовал сам получивший благодеяние и потому свидетель достовернейший, как и родители его говорят: сам в совершенных летах, он не дитя или недоросль, чтобы не понимал, как исцелился. Так отвечали родители его потому, что боялись фарисеев. Они были нетверды и малодушнее сына своего. А он становился неустрашимым свидетелем истины: он стал хорошо видеть и мысленными очами.

  Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Снова спросили его: что сделал Он с тобою? Как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Как родители настаивали на том, что нужно спрашивать сына их, так и делают высокомерные. Они приводят его, но не за тем, чтобы спрашивать, а чтобы внушить ему обвинение на Исцелителя. Ибо внушение «воздай славу Богу» — значит исповедуй, что Иисус ничего для тебя не сделал, и в том, чтобы не приписывать ничего доброго Иисусу, поставляют славу Божию! Мы, говорят, знаем, что Он грешник. Почему же вы не обличали Его, когда Он вызвал вас на это, говоря: кто из вас обличит Меня во грехе (Иоан. 8, 46)? Слепец говорит: грешник ли Он, я не знаю, и теперь этого не испытываю, ни утверждаю. Но весьма ясно знаю то, что Он совершил надо мною чудо. Итак, пусть это дело будет рассмотрено само по себе и даст о Нем понятие. Потом, когда снова спрашивали его, что Он сделал с тобою, поставляя в вину Спасителю, что Он помазание брением совершил в субботу, человек этот понял, что они спрашивают не для разузнания, а для обвинения, и ответил им с укоризною: не хочу я более говорить с вами, потому что много раз я сказывал, и вы не послушали. Потом, что особенно могло уязвить их, прибавляет: неужели и вы хотите сделаться Его учениками? Очевидно, сам он желает быть учеником Его. Шутя же и смеяся над ними, говорит это спокойно; а это показывает душу смелую и неустрашимую, и не боящуюся их бешенства. На обиду его они говорят: ты ученик Его, а мы ученики Моисеевы. И здесь явно лгут. Ибо если бы были учениками Моисеевыми, то были бы и Христовыми, как и Сам Он говорит им: если бы вы верили Моисею, то верили бы и Мне (Иоан. 5, 46). Не сказали, мы слышали, но: мы «знаем» , что с Моисеем говорил Бог, хотя об этом им передали предки. О том, что приняли по слуху, говорят, мы верно знаем, а Того, чьи чудеса видели своими глазами и чье учение Божественное и небесное слышали сами, называют обманщиком (Иоан. 7, 12). Видишь ли, до какого безумия довела их злоба.

  Человек прозревший сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слышано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Вы, говорит, иудеи, отвергаете моего Исцелителя потому, что будто бы не знаете, откуда Он. А я говорю, что Он тем более достоин удивления, что, не будучи из числа знатных между вами и славных людей, может совершать такие дела, которые совершенно ясно свидетельствуют, что Он владеет какою-то высшею силою и не нуждается ни в какой помощи человеческой. — Потом, так как прежде некоторые из них же говорили: как может человек грешный творить такие чудеса, то и он берется за это осуждение их и напоминает им собственные их слова. Мы, говорит, все знаем, что Бог не слушает грешников, а слушает того, кто почитает Его и исполняет волю Его. Примечай отсюда, как он не только отстраняет грехи от Господа, но и выставляет Его великим угодником Божиим и делающим все по Его воле, когда говорит: «если кто чтит Бога и творит волю Его» . Далее, зная, что они хотят затемнить чудо, он с полным разумением проповедует о благодеянии. Если бы Он не был от Бога, то не совершил бы такого чуда, какого от века никто не совершал. Если, может быть, и открывались глаза слепых, но не от рождения испорченные, а от какой-нибудь болезни. Но совершившееся ныне — неслыханное дело. Итак, очевидно, совершивший такое чудо — более, чем человек. — Некоторые вдаются в холодное и утонченное совопросничество. Как, говорят, сказано, что Бог не слушает грешников? Он Человеколюбец. Что же, говорят, значат здесь слова: Бог не слушает грешников? На такой вопрос не следовало бы и отвечать. Однакож нужно сказать, что словами этими — Бог не слушает грешников — выражается та мысль, что Бог грешникам не дает силы творить чудеса. Ибо Дух Божий не станет обитать в теле, обложенном грехами. Тех же, которые искренно и от сердца просят себе прощения грехов, Бог выслушивает не как грешников, а как кающихся. Ибо вместе с тем, как они просят себе прощения, они перешли уже из ряда грешников в ряд кающихся. Посему справедливо сказано, что Бог не слушает грешников. Он не дает грешникам и благодати творить чудеса. Ибо если бы они и стали когда-нибудь просить о чем-либо подобном, то как Он даст просимое тем, которых ненавидит за то уже, что они присвояют себе вовсе им неприличное? А если Он слушает просящих прощения, то слушает не как грешников, а как кающихся. — Примечай. Сказав: «если кто чтит Бога» , прибавил: «и творит волю Его» . Ибо многие чтут Бога, а воли Божией не исполняют. А должно быть вместе то и другое: и богопочтение, и исполнение воли Божией, иначе, вера и дела, или, как выразился апостол Павел, вера и добрая совесть (1 Тимоф. 1, 5), короче сказать: созерцание и деятельность. Ибо вера истинно жива тогда, когда при ней есть и богоугодные дела, от которых бывает добрая совесть, подобно как от худых дел порочная совесть. И опять, дела тогда живы, когда при них есть и вера, а в раздельности друг от друга они мертвы, как сказано: вера без дел мертва (Иак. 2, 26), и дела без веры. Примечай, пожалуй, и то, какую смелость дает истина нищему, нисколько не замечательному человеку, и он обличает великих и славных между иудеями. Так велика сила истины, тогда как ложь весьма робка и несмела.

  Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. Иисус, услышав, что выгнали его вон, и нашед его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорил с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему. Доколе надеялись, что человек этот скажет в угоду им, его призывали и спрашивали, и притом не однажды. Но когда из ответов узнали, что он мыслит неодинаково с ними, а расположен к истине, унижают его, как рожденного во грехах. Совершенно неразумно поносят его слепотою и думают, что он, как весьма грешный и прежде рождения, осужден был на рождение слепым, что неосновательно. — Как сыны лжи, выгоняют его, исповедника истины, вон из храма. Но это послужило ему во благо. Из храма его выгнали, а Господь храма тотчас нашел его. Обесчестили его за мнение в пользу Христа, а он удостоился познать Сына Божия. Иисус, сказано, нашел его, подобно подвигоположнику, который принимает борца, сильно изнемогшего и увенчанного. И что говорит? Веруешь ли ты в Сына Божия? Для чего об этом спрашивает, когда он столько спорил с иудеями, столько говорил за Него? Не по незнанию так делает, но по желанию научить слепца познанию о Самом Себе. Прежде он совершенно не видел Его, не видел и после исцеления его, потому что иудеи, эти злейшие псы, таскали его туда и сюда. Теперь Он спрашивает его для того, чтобы на вопрос его о том, кто есть Сын Божий, весьма кстати указать на Самого Себя. Вместе с сим показывает ему и то, что Он высоко ценит веру его, говоря как бы так: столько народа оскорбило Меня, но Я нисколько не вменяю им этого. Я об одном забочусь — о вере. Господи, кто это Сын Божий? — с любовью спрашивает он. Иисус отвечает: Он Тот, которого ты видел и который говорит с тобою. Не сказал: это — Я, исцеливший тебя, сказавший тебе: поди, умойся; но говорит сначала прикровенно и неясно: и видел ты Его, а потом и яснее: и Он говорит с тобою. Господь, кажется, с намерением сказал: «видел ты Его» , с тем, именно, чтобы напомнить ему об исцелении и о том, что он от Него получил способность видеть. И он тотчас верует и на деле обнаруживает веру горячую и истинную, покланяется и делом подтверждает слово, что прославляет Его, как Бога, потому что законом повелено покланяться одному только Богу (Второзак. 6, 13). — Примечай, пожалуй, что чудо это совершилось и в духовном смысле. Слеп был и вообще всякий человек от рождения, то есть от подчинения рождению, с которым соединено тление, ибо с тех пор, как мы осуждены на смерть и на размножение чрез страстное рождение, оттоле над нашими мысленными глазами распростерлось как бы какое густое облако, и, может быть, та кожаная одежда, о которой упоминает священное Писание (Быт. 3, 21). Слеп был в частности народ языческий. И он был слеп от рождения. Например, еллины от того, что обоготворили рождаемое и тленное, стали слепы, по сказанному: омрачилось несмысленное их сердце (Рим. 1, 21). Так и мудрецы (маги) персидские жизнь свою проводили в толках о рождении и днях рождения. — Сего слепца, то есть вообще всякого человека, или в частности язычников, Иисус «увидел» . Как слепец не мог увидеть Творца, то Он по благоутробию милости Сам посетил нас, Восток свыше (Лук. 1, 78). Как же увидел? «Проходя» , то есть, не на небе будучи, и, по словам пророка, преклонившись с неба и призрев на всех сынов человеческих (Псал. 13, 2; 2, 3), но явившись на земле. И в ином смысле: «проходя» увидел язычников, то есть, пришед не к ним преимущественно. Ибо Он пришел к погибшим овцам дома Израилева (Матф. 15, 24), а потом, как бы мимоходом, взглянул и на язычников, сидящих во тьме совершенного незнания. — Как врачует слепоту? Плюнув на землю и сделав брение. Ибо кто поверит, что Слово низошло во святую Деву, как капля, каплющая на землю, тот помажет себе мысленные глаза брением из плюновения и земли, то есть единым Христом, состоящим из божества, которого знаком (символом) служит капля и плюновение, и человечества, знаком которого служит земля, из которой тело Господа. Остановится ли врачевание на вере? Нет; должно идти и на Силоам, источник крещения, и креститься в посланного, то есть Христа. Ибо все мы, которые духовно крестились, во Христа крестились. А кто крестится, тот после сего подвергнется и искушениям. Может быть, за исцелившего его Христа поведут его пред царей и правителей (Лук. 21, 12). Посему нужно быть твердым и непреклонно стоять во исповедании; не отрекаться из страха, но, если понадобится, стать и отлученным, и изгнанным из синагоги, по сказанному: будете ненавидимы всеми за имя Мое, и изгонят вас из синагог (Матф. 24, 9; Иоан. 16, 2). Если люди, враждующие против истины, и выгонят исповедника ее, и удалят от святого и драгоценного для них, то есть от богатства и славы, то найдет его Иисус, и, когда врагами будет обесчещен, тогда от Христа будет особенно почтен познанием и основательнейшею верою. Ибо тогда наиболее будет покланяться Христу, как Человеку видимому и как истинному Сыну Божию. Ибо не иной Сын Божий и иной Сын Марии, как нечестиво хулил Несторий, но один и тот же Сын Божий и Человеческий. Смотри. Когда бывший некогда слепым спросил: кто Сын Божий, чтобы мне веровать в Него, тогда Господь отвечал: Он есть Тот, которого ты видел и который говорит с тобою. Кто же говорил, как не родившийся от Марии? А Он же и Сын Божий, но не иной и иной. Почему и святая Мария поистине Богородица. Ибо Она родила Сына Божия, ставшего плотию, нераздельного и в двух естествах единого, который есть Христос Господь.




Святитель Феофан Затворник


(«Мысли на каждый день года»)



Спорит простота веры с лукавым неверием. Вера, пришедши к прозревавшему слепцу, просветила умные очи его, и он ясно видит истину. Смотрите, как у него все логично. Спрашивают его: ты что о Нем, даровавшем зрение, скажешь? «Это пророк» , ответил он, то есть посланник Божий, облеченный силою чудодейственною. Непререкаемо верный вывод! Но образованность книжная не хочет видеть этой верности и ищет уклониться от последствий ее. А так как это не удавалось, то она обращается к некнижной простоте со своим внушением: «воздай славу Богу; мы знаем, что человек Тот грешник» . Простота веры не умеет связать этих понятий - грешность и чудодейственность, и выражает это открыто: «грешник ли Он, не знаю, одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу» . Что можно сказать против такого неведения? Но логика неверов упряма, и при всей очевидности не стыдится утверждать, что не знает откуда отверзший очи слепому. «Это и удивительно» , говорит им здравая логика веры, «что вы не знаете откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слышано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего» . Казалось бы, после этого ничего не оставалось, как преклониться перед силою такого заключения. Но книжная ученость терпеть не может здравой логики веры, и изгнала ее вон. . . Поди теперь, доказывай истину веры тем, у которых ум растлился от упорства в неверии. Неверы всех времен - люди одного покроя.




Святитель Николай Сербский (Велимирович)


(«Беседы»)



Велик Бог наш, и творит Он чудеса; и нет конца рассказу о чудесах Его. Нет очей, что увидели бы все чудеса Его; нет языка, который перечислил бы их; нет ума, который уразумел бы их.

  Смотрели очи, смотрели - и уснули сном смертным. Перечислял язык, перечислял - и онемел. Углублялся ум, углублялся - и поблек. Кто может познать чудеса, не познав сперва Чудотворца? А кто, увидев Чудотворца, останется жив?

  Весь огонь на земле произошел и происходит от солнца, как говорят те, кто занимается исследованием подобных вещей. Почему солнце само не сошло на землю, но своеобразно воплотилось: частично в земле, частично в воде, частично в животных? Почему в каждом таком своем частичном воплощении солнце прикрылось толстою и холодною завесой? Почему все оно не спустилось на землю, чтобы сделать то же самое, что делают его огонь и его свет, облеченные в тела, в телах уравновешенные? Потому что если бы оно подошло к земле совсем близко, вся земля бы расплавилась, обратилась в пар и исчезла.

  Кто из смертных мог бы оказаться вблизи солнца - и остаться жив? А солнце является всего-навсего одним из творений Божиих; оно есть мрак в сравнении со светом Божиим. Так кто мог бы узреть Бога Чудотворца и остаться жив?

  Не ясно ли вам, почему Господь наш Иисус Христос должен был скрывать Свое Божественное сияние под толстым и темным чехлом человеческой плоти? Ибо иначе кто из людей остался бы жив в присутствии Его?

  И более того. Если бы Он не ограничивал проявления Своего Божества, кто из людей был бы спасен по своей собственной воле, а не по могуществу Его Божества? Воистину, если Господу нашему Иисусу Христу что-то и было трудно, несомненно, Ему было труднее сдерживать и умерять проявление Своего Божества, чем проявлять Его.

  Именно потому, что Он премудро ограничивал проявление Своей Божественной силы, Его жизнь на земле была полною гармонией Бога и Человека.

  О братия! Христос как Человек есть не меньшее чудо, чем Христос как Бог. И одно - чудо, и другое - чудо, но оба вместе - чудо из чудес. Однако чудо сие не есть чудо магии, или волхвования, или ярмарочной ловкости рук; сие есть чудо Божией премудрости, Божией силы и Божия человеколюбия.

  Господь творил чудеса не для славы человеческой. Идет ли кто-нибудь из нас в больницу к безумным, глухонемым и прокаженным, чтобы стяжать от них славу? Лечит ли пастырь овец своих, чтобы овцы прославляли его своим блеянием? Господь творил чудеса лишь для того, чтобы милосердно помочь беспомощным страдальцам и в то же время чрез то показать людям, что к ним, из милосердия и любви, пришел Бог.

  И сегодняшнее Евангельское чтение описывает одно из многочисленных чудес Божиих, чрез кои открывается любовь Христова к страждущим людям и еще раз проявляется Его Божество.

  Во время оно Иисус, проходя, увидел человека, слепого от рождения. До этого рассказывается о том, как иудеи взяли каменья, чтобы бросить на Господа в самом храме за то, что Он говорил им истину. Но в то время как злобные иудеи думали только о том, как бы навредить Господу, Сам Он думал лишь о том, как сделать людям добро. У храма сидел человек, слепой от рождения, и просил милостыни. Никто из сих злобных гонителей Христа, жалких вождей и старейшин народных, не желал даже взглянуть на этого несчастного. И если кто-либо из них и бросал ему на колени какую-нибудь мелкую монету, то скорее напоказ людям, чем из человеколюбия и милосердия. Еще во времена Моисея изрек Бог о людях сих: они род развращенный; дети, в которых нет верности (Втор.32:20). Милосердный же Господь остановился рядом с этим человеком, дабы по-настоящему помочь ему.

  Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? До того Господь исцелил близ купальни у Овечьих ворот расслабленного и сказал ему: не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин.5:14), из чего ясно: человек сей, болевший долгие годы, навлек на себя страдания своим собственным грехом. Но случай со слепым от рождения был непонятен, почему ученики и просили объяснить: кто согрешил? То, что дети часто страдают из-за грехов своих родителей, было ясно всегда. И то, что Бог иногда попускает детям страдать за грехи их родителей, ясно из Священного Писания (3Цар.11:12; 21:29). Это может показаться несправедливым лишь тому, кто привык смотреть на людей как на осколки жизни, полностью отделенные друг от друга. Но тому, кто смотрит на род человеческий как на единый организм, это не покажется ни несправедливым, ни неестественным. Когда один член, будучи должным, болит, тогда и прочие, не должные, страдают. Намного труднее объяснить, как и когда рожденный слепым мог согрешить и сам стать причиною собственной слепоты. Люди простые, ученики предположили такую возможность, не обдумав ее, как следует, и не зная о существовании какой-либо еще. В случае сем им казалось самым вероятным, что согрешили родители слепорожденного. Но помня о словах Христовых, сказанных расслабленному: не греши больше, - они словно связывают два этих случая и хотят сказать: «Там нам ясно было из Твоих слов, что сам страждущий явился причиною своих страданий; но можно ли сие применить и здесь? Сам ли этот слепой согрешил или, если не он, тогда, конечно, родители его?» Если бы Господь в ту минуту поставил ученикам вопрос: «Как, по-вашему, он мог согрешить, что родился слепым?» - ученики бы оказались в недоумении и могли бы, в крайнем случае, сослаться на всеобщую греховность рода человеческого по причине греха Адамова, как говорит псалмопевец: Се бо в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Намного меньше вероятность того, что ученики сослались бы на мнение некоторых фарисеев и книжников - мнение не их собственное, но заимствованное с далекого Востока - будто душа человеческая жила до сего рождения в некоем другом теле и в той, прежней жизни заслужила награду или наказание, полученные в жизни теперешней. Ибо вряд ли подобное философское предположение было известно простодушным и правоверным рыбакам галилейским. - На вопрос учеников Премудрый Равви ответил так:

  Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. То есть «согрешил и он, и его родители, но не в том причина слепоты», - как говорит один из святых отцев (Златоуст). Се, ни об Иове, ни о его родителях не сказано, что они согрешили, и все же он претерпел болезнь столь страшную, что вынужден был воскликнуть: Тело мое одето червями и пыльными струпами; кожа моя лопается и гноится (Иов.7:5). Кроме грехов родителей и собственных грехов, должны существовать и иные причины некоторых человеческих страданий на земле. В случае со слепым от рождения причина состоит в необходимости того, чтобы на нем явились дела Божии. Блажен тот, на ком являются дела Божии, и он их осознает и использует для спасения своей души. Блажен бедняк, который, по милости Божией разбогатев и прославившись, почувствовал благодарность за сию милость Божию. Блажен безнадежный больной, который, получив от Господа исцеление, возносит сердце свое ко Господу как своему нечаянному и единственному Благодетелю. О, как на каждом из нас ежедневно являются дела Божии! О, как велика радость всех тех, у коих чрез эти дела Божии отверзлись духовные очи для видения Бога! О, горе всем тем, кои с руками, переполненными Божиих даров, поворачиваются к Богу спиною и в слепоте продолжают идти своими темными и суетными путями! На всех нас ежедневно являются дела Божии, ибо Бог не оставляет нас до самой нашей смерти. Сии дела Божии, явленные на нас, помогают нашему личному спасению. Но дело Божие, явленное на этом слепорожденном, должно было послужить спасению многих и многих. Сие дело воистину открыло, что Бог действительно сошел к людям. Сие дело показало, что среди людей намного больше духовных слепцов, чем телесных. И, кроме того, оно явило то, как мудрый человек, которому Бог дарует телесный дар, использует его и для обогащения души своей истинною верой. Предвидя все эти плоды исцеления слепорожденного, Господь, почти в восхищении, говорит Своим ученикам: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Словно хочет сказать: оставьте теперь вопрос, кто согрешил - он ли или кто иной. Сейчас сие не важно. Если бы и согрешили и он, и родители его, Я мог бы в эту минуту в Себе простить их, взяв грех их на Себя, и провозгласить им прощение. Все сие ныне второстепенно рядом с тем, что должно явиться. А явиться на нем должны дела Божии - не одно, но несколько дел Божиих - кои будут вписаны в Евангелие во спасение многих. Воистину, стократно вознаграждено многолетнее страдание слепорожденного. Воистину, не лишаются награды своей те, кто за дело Божие страдает хотя бы один день. Один мудрый толкователь Евангелия говорит по поводу этого слепого: «Кто был слеп и никогда не знал пользы зрения, ощущает несравненно меньшую печаль, чем тот, кто сперва видел, а затем зрения лишился. Сей человек был слеп, но затем принял и награду за свою малую и почти неощутимую печаль. Ибо он получил две пары очей: телесные, коими видел мир вокруг себя, и духовные, коими познавал Создателя мира» (Никифор).

  Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Так глаголет Спаситель ученикам. Этими словами Он объясняет им мотивы дела, которому предстоит явиться на слепом. Сие есть дело Божие, а не человеческое, хочет сказать Он, а дела Божии суть творческие и чудесные. Пославший Меня - так Господь говорит из смирения и любви к Отцу - творит таковые дела, и Мне, Сыну Его Единородному, лишь таковые дела подобает творить. Насилие есть обычай человеческий, но не Мой. Людьми движут зависть и месть, Мною же - милость и истина. Пусть люди берут каменья, чтобы бросить в Меня, - Я продолжу наделять людей хлебом жизни. Но доколе так будет? Доколе есть день, то есть пока продолжается время жизни. Приходит ночь, то есть смерть, когда никто не может делать. Это сказано безлично и не относится к Господу. Ибо Он и по смерти делал дела, сойдя во ад, разорив его и освободив из него праведных праотцев и угодников Божиих; а по Воскресении Он из невидимого мира и доныне продолжает творить дивные дела - и продолжит до скончания века. Для Него никогда не может прийти ночь, когда Он не мог бы делать. Его день охватывает все время и чрез оба берега времени переливается в вечность. Воистину, доколе Его день, дотоле и будет Он делать, не переставая. Так и люди должны, по Его примеру, делать, доколе продолжается их день, то есть от рождения до смерти. Ибо придет к людям ночь, то есть смерть, когда никто из людей больше не сможет делать по своей воле. Правда, святые делают и после смерти, разными способами принося пользу Церкви Божией на земле и помогая ей; но сие их делание происходит теперь не по их человеческой воле, но по воле Божией - это Бог делает Свои дела чрез них, из любви к ним, ибо они возлюбили Бога в жизни земной. Но никто после смерти не может совершить никакого дела, которое могло бы принести ему пользу в ином мире и хоть сколько-нибудь улучшить его положение там. После смерти никто и ничем не может стяжать заслуги пред Богом, даже святой не может приобрести заслуг более, чем у него имеется. Ибо заслугу можно стяжать только в этой жизни. Духовного капитала или духовного банкротства человек добивается на земле. Посему эти слова Спасителя: приходит ночь, когда никто не может делать, - нельзя использовать как объяснение Его состояния после смерти или после Воскресения, но должно усвоить как своевременное и серьезное предостережение людям.

  Доколе Я в мире, Я свет миру, - говорит Господь о Себе. Чрез Него как чрез Превечное Слово Божие сотворено все, что сотворено. Чрез Него придан вид как херувимам, кои полны глаз, так и слепому и мертвому праху, их коего получили облик все земные творения. Он дал свет солнцу, Он дал зрение всему видящему. Но кроме зрения телесного, Он одарил человека и зрением духовным. Его светом светит солнце; Его зрением смотрят глаза; Его зрением видит и ум человеческий. Он воистину есть свет миру, с тех пор как существует мир и доколе он существует. И как Спаситель мира, как Бог в человеческой плоти, Он явился как новый свет миру, дабы разогнать сгустившуюся в мире тьму, осветить помраченный ум человеческий, возвратить зрение ослепленным грехом; одним словом, дабы быть для людей светом и в жизни и в смерти, и на земле и на небе, и телесно и духовно. Доколе Я в мире, - сие Он говорит Своим современникам на земле, чтобы они познали Его как желанный свет и не остались во тьме. Ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма (Ин.12:35). Горе тем, которые видели Его глаза в глаза и не познали Его, и отвергли Его, и остались в могильной тьме своей! Но сие Он говорит и нам, потому что, вот, и мы являемся Его современниками, ибо Он жив во веки веков. И ныне на нас подтверждаются Его слова: Доколе Я в мире, Я свет миру. Доколе Он в душе человека, Он свет человеку. Доколе Он в народе, Он свет народу. Доколе Он в школе, Он свет школе. Доколе Он в мастерской, Он свет мастерской. А тем местом, откуда Он удалится, овладеет тьма кромешная: душа человеческая без Него превращается в ад; народ без Него превращается в стаю разъяренных и ненасытных зверей; школа без Него превращается в отравительницу глупостью; мастерская без Него превращается в дом ропота и ненависти. А какими же мрачными пещерами отчаяния становятся без Него больницы и тюрьмы! Воистину, тот, кто когда-нибудь думал о днях жизни своей, о днях без Христа и о днях со Христом, тот в себе самом находит свидетеля правдивости этих слов Господних: Доколе Я в мире, Я свет миру.

  Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим. Все то, что Господь до сего времени говорил ученикам Своим, Он говорил в присутствии слепого, специально для того, чтобы и слепой слышал слова Его. Ибо главною заботой Господа было даровать слепому духовное зрение. Отверзть человеку очи духовные труднее, нежели телесные, труднее и важнее. Дабы показать, что телесное зрение даровать легче, а также то, что оно является менее важным, Господь плюет на землю, делает брение из плюновения и помазывает глаза слепому. Словно говорит: вот, от презренного плюновения и праха, от презренного брения обретет он телесные глаза и прозреет! Но как ему прозреть духовно? Думайте о духовном более, нежели о телесном, ибо тело есть одежда и орудие души. Еще Господь хочет сим напомнить ученикам о создании человека из праха земного. Что Он был Тем Творцом, Который из праха создал тело человеческое, Он теперь доказывает, создавая из брения глаза слепому. Еще Господь хочет открыть ученикам, что Его Божественная сила струится из духа Его не только чрез слова Его, коими Он мертвых воскрешал и многим слепым подавал зрение; и не только чрез руки Его, кои Он возлагал на больных и делал их здоровыми; и не только чрез край одежды Его, лишь прикоснувшись к коему, исцелилась кровоточивая женщина; - но даже чрез Его плюновение.

  Но почему Господь посылает слепого на купальню Силоам? Почему не дает ему зрение сразу, но посылает его, с глазами, помазанными брением, к воде, умыться? Это единственный случай в Евангелии, когда Господь при чудотворении пользуется сотворенными вещами. Возможно, тем Господь хотел однажды оказать честь и сотворенной природе. Не лишнее, что люди, болея, ищут помощи в природных лекарствах и минеральных водах. Но все-таки люди должны знать, что все лекарства природные и все воды минеральные суть слуги силы Божией. Без этой силы Божией все лекарства - ничто, и все купальни - стоячая вода. Сколько слепых дотоле умывалось в купальне Силоам, но без желаемого результата. Сколько раз, безусловно, и сей слепорожденный умывался в ней, но без успеха! Сила Христова исцелила его, а не купальня Силоам; без силы той он мог бы каждый день умываться в этой купальне и все-таки возвращаться домой слепым. Силоам, что значит: посланный, - объясняет Евангелист. Не символизировало ли таинственное имя сей целебной воды Чудотворца, Посланника и Врача Небесного, Господа нашего Иисуса Христа? Если взять более широкий духовный смысл всего этого события, можно сказать, что слепорожденный представляет собою род человеческий, а купальня Силоам - Самого Господа, Который есть Посланный с неба, Посланный, дабы живою водой Духа Святаго чрез Таинство Крещения возвратить духовное зрение роду человеческому, ослепленному грехом.

  И как же кроток и послушен этот слепорожденный человек! Он не только позволяет, чтобы Господь брением помазал ему глаза, но и так, с помазанными глазами, сразу исполняет повеление и идет на купальню Силоам умыться. Говоря в присутствии его: Я свет миру, - Господь будит и отверзает дух слепого, дабы в духе его родилась вера. Теперь же Он учит его послушанию, потому и посылает его на купальню Силоам. Ибо вера не отделима от послушания. Верующий в Бога быстро и добровольно повинуется воле Божией. О братия мои, и вера нам не слишком поможет, если мы исполняем волю Божию без послушания и с ропотом! Посмотрите на этого слепого человека: с верою и послушанием он тут же пошел на Силоам, и умылся, и пришел зрячим! «Если кто-нибудь спросит: как он прозрел, умывшись? - то не услышит от нас ничего иного, кроме того, что мы не знаем, как сие произошло. Да и какое бы это было чудо, если бы мы знали? Сего не знал ни Евангелист, ни сам исцеленный» (Златоуст). Впрочем, к чему спрашивать об этом только в сем случае? Если кому-то хочется задавать вопросы, пусть спрашивает и о других сотнях и тысячах случаев исцелений Христовых. Пусть спрашивает весь мир, пусть спрашивают все века человеческой истории, как все это произошло, - они не получат никакого ответа. Сие есть тайна творческая. Даже сам апостол Павел, который был несомненно ученее и мудрее этого слепца, не смог бы объяснить, как им, Савлом, овладела слепота и как он прозрел, когда Анания во имя Христово возложил на него руки (Деян.9:9-12) и сделал его Павлом.

  А что слепорожденный и сам не знал, каким именно образом он прозрел, видно из его собственных слов. Когда он возвратился с Силоама зрячим, многие вопрошали друг друга: он ли это или кто-то иной, кто похож на него? А когда он сказал: это я, - они спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? В ответ он кратко описал все свершившееся, но не сумел сказать, как прозрел. Я пошел, умылся и прозрел. Когда его повели к фарисеям, и те его спросили, как он прозрел, он ответил им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу. Вот все, что он мог сказать, точно и бесстрашно описывая произошедшее событие.

  Свет Христов, коим Он освещает мир и просвещает всякого человека, является пред нашими очами в истинном блеске своем только тогда, когда мы сравним его с тьмою человеческой. А то, что последовало за чудесным исцелением слепого, воистину представляет собою самую густую и ледяную тьму сердца и ума человеческого, тьму, которая в сегодняшнем Евангельском чтении лежит как мрачная тень под ярким светом Солнца - Христа. Сие есть страшная тьма слепого сердца и ума фарисейского. Фарисеи не только не обрадовались тому, что слепой нищий, сидевший у их храма, прозрел, но даже почувствовали себя оскорбленными и разгневались. Ведь их храм давно уже превратился в караульную будку Субботы, так же как и вся вера их превратилась в поклонение богине Субботе. Они не спрашивают исцеленного слепца с соучастием: «Как ты смог прожить столько лет слепым?» - они грубо набрасываются на него, вопрошая, словно стражники: «Как ты посмел прозреть в субботу? И как Тот, Кто тебя исцелил, посмел сделать сие в субботу?» Не от Бога Этот Человек, - говорят они, - потому что не хранит субботы. Для них, таким образом, от Бога тот человек, который всю субботу спит, никуда не выходя из своей комнаты, чтобы не оскверниться каким-нибудь шагом, делом или прикосновением; а не Тот, Кто в субботу даровал зрение слепорожденному! И по их полуночной логике, первый святит день субботний, а Второй - нет!

  Но поскольку была между ними распря о Христе, они спросили слепорожденного, что он думает. Он сказал: это пророк. Вероятно, они спрашивали его совсем не для того, чтобы узнать истину, но для того, чтобы и от него добиться осуждения Христа как нарушителя субботы. Но слепорожденный отважно свидетельствовал о Христе, сказав о Нем то, что сам считал самым лучшим и самым сильным в мире. Наилучшими и наисильнейшими среди людей были пророки, о коих он не мог не слышать и не знать. Так он дотоле думал, потому и ответил: это пророк.

  Когда иудеи получили от слепорожденного такой неожиданный и нежелательный ответ, им, в их сердитой немощи, не оставалось ничего иного, как только отрицать чудо и заявлять, будто они не верят, что этот человек вообще был слеп и прозрел. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел. То есть они не могли не верить столь очевидной вещи, но притворились, что не верят, дабы не придать событию сему значения и дабы хоть сколько-нибудь умалить распространение славы Христа Чудотворца. А что они лишь лицемерно и расчетливо прикинулись, будто не верят, видно из того, что они призвали родителей прозревшего, чтобы спросить их. Однако и родителей его они позвали не с намерением разобраться в вопросе и докопаться до несомненной истины, а с надеждою, что те как-нибудь опровергнут чудо, или поставят его под сомнение, или умалят его значение. Но родители, хотя и весьма осторожно, потому что боялись старейшин иудейских, подтвердили, что это сын их и что он родился слепым. А как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет. Еще одно разочарование для иудейских старейшин-богоборцев! Что теперь делать? Что может сделать ходящий во тьме подземной и не желающий выйти на солнце, если не перебежать из одного темного коридора в другой?

  Получив и от родителей такой неожиданный и нежелательный ответ, злобные фарисеи прибегают теперь к крайнему и самому низкому средству, разрушению совести человеческой. Итак, они вторично призвали человека, который был слеп, и сделали ему подлое и нечестное предложение. Воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. То есть: мы, дескать, вопрос полностью изучили и выяснили, что все мы правы, и ты, и мы. А именно: ты сказал правду, что ты был слеп и прозрел. Но и мы были правы, усомнившись, что тот грешник отверз тебе очи. Мы знаем, что Он грешник и что Он не мог сего сделать. Но поскольку это уже совершено, то мы и пришли к выводу, что это мог совершить только Бог. И потому: воздай славу Богу, а от грешника сего отрекись и больше не имей с Ним дела.

  Безумные иудеи! Они в ослеплении своем не смогли увидеть, что, не признавая Христа, они, по сути, исповедали Его Богом. Воздай славу Богу - только Бог мог сотворить сие. Но Господь наш Иисус Христос сотворил сие. Значит, Господь наш Иисус Христос есть Бог!

  Весьма мудро отвечает слепорожденный лицемерным фарисеям: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Он хочет сказать: я человек простой и неученый, а вы люди ученые и искусные в спорах о греховности и безгрешности. Вы моего Исцелителя мерите субботою, а я - чудом. Грешен ли Он и насколько, по вашему субботническому мерилу, я не знаю. Я знаю лишь о чуде, которое Он явил на мне и которое для меня значит столько же, сколько и сотворение мира. Ибо, пока Он не отверз мои очи, мир сей для меня как бы и не существовал.

  После того как фарисеи пробежали по всем своим темным подземным коридорам, им некуда было больше повернуть; и они, встав на одном месте, спросили слепорожденного: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Но и эти вопросы они поставили с коварным лукавством, надеясь услышать от человека прозревшего что-нибудь новое, что-нибудь, что могло бы помочь им умалить чудо или обвинить Христа. Но человеку сему, простому и искреннему в своих суждениях, не могло наконец не опротиветь это низкое интриганство народных старейшин, к которым он ранее, близко с ними не сталкиваясь, должно быть, ощущал известное почтение. И потому он отвечает им с досадою: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? Или и вы хотите сделаться Его учениками? Более резкого и решительного ответа он действительно дать не мог. После такого ответа нападающие заняли оборонительную позицию:

  Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Они оправдываются, ссылаясь на Моисея; они хвалятся Моисеем. Он якобы является их учителем, а они - его учениками. Но по вопросу сему Господь достаточно ясно высказался ранее. На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи, которые любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах, которые поедают домы вдов и лицемерно долго молятся (Мф.23; Лк.11:40-54). Вот какие они Моисеевы ученики! И еще сказал им Господь: Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону (Ин.7:19). Не исполняя закона Моисеева и нарушая его своим лицемерием и грабежом, они не только престали быть Моисеевыми учениками, но и именно по отношению к самому Моисею стали изменниками и преступниками. Потому и Моисей перестал быть их учителем и сделался их обвинителем пред Богом. Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете (Ин.5:45). Тщетно вы уповаете на Моисея, в то же время разрушая самые основания его закона. Но и это ваше упование на Моисея фальшивое; на деле вы уповаете лишь на свою власть и богатство, и больше ни на что. Ибо, если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне (Ин.5:46; Втор.18:15-19). Но поскольку прилепившиеся к земле души фарисейские не могли более верить даже Моисею, тем паче они не могли поверить Господу нашему Иисусу Христу. Посмотрите же, как эти фарисеи, мнимые Моисеевы ученики, используют ложь. Простому и наивному нищему они говорят о Господе: Сего же не знаем, откуда Он. Весьма хорошо они знали, откуда Господь. Если все прочие жители Иерусалима знали, откуда Господь, то тем более сии гонители Его, начальники и вожди народные, не могли не знать этого. Се, жители Иерусалима говорили: Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он (Ин.7:23). Итак, фарисеи или знали, откуда Господь, или не знали. Если они знали - как знали и прочие в Иерусалиме - значит, они обманули слепорожденного, сказав ему: Сего же не знаем, откуда Он. Если же они не знали, если после такого шпионства, таких споров, таких гонений, такого шума вокруг Него, Его происхождения, Его речей и Его дел они все-таки никак не могли узнать, откуда Он, тогда, следовательно, Он есть Христос. Ибо существовало откуда-то взявшееся верование: Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он. Видите, как вновь подтверждается слово пророческое: Падут во мрежу свою грешницы.

  Между тем, нищему при виде всего этого не могла не открыться отчаянная моральная слабость и ничтожество сих жалких народных старейшин. Потому он становится все решительнее в разговоре с ними и все свободнее в исповедании Господа. На последние их слова он отвечает им так: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. То есть: какие же вы вожди и старейшины народные, если все обрядные мелочи вы знаете, но не знаете о Человеке, Который сотворил со мною такое великое чудо? Кто и должен знать, если не вы, сидящие на Моисеевом седалище? Кто может объяснить людям явление Человека Сего, если не вы, каждую субботу толкующие народу Моисея и пророков? - И затем продолжает этот некнижный человек учить мнимых учителей народных, говоря:

  Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. Словами сими отвечает простой человек на слова фарисеев: мы знаем, что Человек Тот грешник. Теперь прозревший человек говорит им на это: Но мы знаем, что грешников Бог не слушает. В Священном Писании нет примеров того, чтобы Бог послушал какого-либо грешника и по его молитве сотворил хотя бы самое маленькое чудо. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови (Ис.1:15). И Саул во грехах своих тщетно молился Богу: Бог не хотел его услышать. Грешников Бог не слушает, тем паче не совершает чрез них чудес, за исключением тех случаев, когда грешники истинно покаются, и слезами омоют грех свой, и возненавидят беззакония свои, и решатся творить волю Божию - и так, в покаянии и с решимостью, припадут к Богу в сердечной молитве. Тогда Бог прощает их - как простил Он женщину грешницу, и мытаря Закхея, и разбойника на кресте - и тогда они перестают быть грешниками. Но и тогда Господь слушает их не как грешников, а как кающихся. Грешников же, кои молятся Богу, оставаясь во грехах своих, Бог не слушает. Далек Господь от нечестивых, а молитву праведников слышит (Притч.15:29).

  И затем, после того как этот некнижный человек научил мнимых учителей: кого Бог слушает, а кого нет, - он именует Христа Величайшим Чудотворцем в истории мира: От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Так превозносит исцеленный человек своего Исцелителя. Тем он решительно являет себя Его последователем. И тем дает фарисеям понять, что напрасны все их интриганские попытки не признать или умалить чудо и убедить его в своем мнении, будто Господь - грешник.

  В ответ на последние слова исцеленного нищего фарисеи сказали ему:

  Во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. В своей злобной немощи лицемерие и ложь всегда в конце концов прибегают к насилию. Фарисеи, увидев, что они во всех отношениях побеждены и что все их попытки не имели успеха, теперь, разъяренные и посрамленные, бранят этого простодушного и правдивого человека, называют его страшным грешником и выгоняют вон.

  До сих пор Евангелист описывает ту густую и мрачную тень, которая в лице фарисеев показалась сразу же после явления дивного света Христа Спасителя и Его Божественного дела. Свет есть истина, тень есть тьма; свет есть человеколюбие, тень есть ненависть; свет есть сила, тень есть бессилие.

  Но, начав сегодняшнее Евангельское чтение светом, Евангелист и завершает его светом, светом, а не тенью. Господь наш Иисус Христос, Который после совершенного чуда удалился, оставляя исцеленного на некоторое время одного, дабы тот преодолевал искушения от фарисеев и стоял за истину против лжи, ныне снова появляется и идет в сретение тому, кого Он желает спасти до конца.

  Иисус, услышав, что выгнали его вон, и нашед его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Исцеленный слепец хорошо выдержал первое испытание, то есть показал свою кротость и послушание, когда Господь послал его с помазанными очами умыться в купальне Силоам. Это было испытание на послушание. Затем он хорошо прошел и второе испытание, показав свою стойкость в искушениях и не пожелав предать Господа из-за лжи фарисейской. Это испытание искушениями. Теперь же Господь подвергает его третьему и последнему испытанию, главнейшему испытанию правой веры. Ты веруешь ли в Сына Божия?

  Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Он познал Христа как Чудотворца. Он пред фарисеями назвал Его пророком, ибо не знал большего имени, коим мог бы Его назвать. Он еще не умеет назвать Его Сыном Божиим. Во всем послушный Господу, как своему Величайшему Благодетелю под солнцем, он желает услышать от Него, кто есть Сын Божий, чтобы веровать в Него.

  Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему. Кротко и нежно разговаривает Господь со спасаемым Им, словно добрый врач с выздоравливающим больным. Потому и не повелевает ему: «Веруй в Меня!» - и не навязывается ему со словами: «Я - Сын Божий!»; но глаголет ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Человеку, существу свободному и разумному, Господь дает время, чтобы тот сам подумал и сам определился. И как только исцеленный человек услышал о сем достоинстве своего Исцелителя, достоинстве высшем, нежели пророческое, он тут же радостно воскликнул: верую, Господи! И не языком лишь воскликнул, но и поклонился Ему, как бы для того, чтобы этим еще более засвидетельствовать свою веру. («Тем он исповедал Его Божественное могущество: дабы не подумали, будто он только на словах изрек сие, он добавляет и дело» (то есть кланяется Господу). Златоуст.) И как до того отверзлись его телесные очи, так и ныне отверзлись его очи духовные. И теперь он взирал и духовными, и телесными очами и видел пред собою Богочеловека, Бога в человеческой плоти.

  Воистину, велик Бог наш, и творит Он чудеса; и нет конца рассказу о чудесах Его. Веруем и мы, Господи Иисусе Христе, Спаситель наш; веруем, что Ты - Сын Бога живаго и свет миру. И поклоняемся Тебе, Сладчайший Иисусе, вместе с соборами ангелов и святых на небесах и со всею Церковью Твоею на земле, Тебе и Отцу Твоему и Святому Духу - Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.




Митрополит Антоний (Храповицкий)


(«Мысли, высказанные в проповедях»)



В недели, между св. Пасхою и неделею Всех Святых предлагаются чтения из Евангелия от Иоанна.

  Это Евангелие содержит в себе только несколько событий из земной жизни Христовой, но зато много речей Его. События же в четвертом Евангелии изложены подробно и картинно.

  Таково же и назначенное к воскресному чтению в храме исцеление слепорожденного, о каковом событии достойна внимания каждая частность.

  Почему Господь не ограничился своим всемогущим велением, а приказал слепорожденному пойти к купели Силоамской и умыться, чтобы потом прозреть? Ответ на это заключается в том, что слепорожденный должен был показать свое послушание Таинственному Собеседнику, которого он знал только Имя, но не Его Божественное достоинство.

  Что же побудило его исполнить послушание, указанное ему Христом, идти к далекой Силоамской купели, помещавшейся под горой?

  Несомненно повелительный величавый голос Христов создал в душе его священный трепет и пробудил смутную надежду.

  Чтобы укрепить эту надежду, Господь не сразу его исцеляет, как исцелял людей в других случаях, но творит брение от плюновения Своего и, помазав этим брением его очи, испытывает его послушание и посылает умыться к Силоамской купели.

  Была суббота и иудеи обрадовались не благодеянию Божьему, а возможности придраться ко мнимому нарушению субботнего покоя Иисусом Христом.

  Это был не единственный случай таких недобросовестных придирок ко Спасителю. Из другого повествования Евангелия мы знаем, что народ иудейский понимал подлинный смысл субботнего покоя и, когда Господь обличил некоего начальника синагоги за подобную же придирку, то, «когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились, и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лук. 13:17).

  Иное дело здесь при исцелении слепорожденного, когда иудейская злоба уже созрела на убиение Спасителя, и не только не смягчилась при виде несомненного чуда, коему подобного не было от века (9:32), но приняла характер крайнего ожесточения, соединенного с лукавством и лицемерием.

  Последнее сказалось в том, что враги Христовы решили разыграть сцену формального правосудия с допросом свидетелей, позвали родителей прозревшего юноши и ставят им формальный допрос: - И спросили его, как он прозрел? Его ответ: «Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои, и сказал мне: «Пойди на купальню Силоам и умойся»; я пошел, умылся и прозрел» (Ио. 9:11).

  Тогда некоторые из фарисеев говорили: «Не от Бога этот человек, потому что не хранит субботы» . Другие говорили: «Как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря».

  Запросили родителей прозревшего, но они дали ответ уклончивый, «потому что боялись иудеев, ибо иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги» .

  Отсюда ясно, что только слепорожденный не знал своего Исцелителя, а окружающие Его уже догадались, что это был Иисус Христос; и вот они в злобном замешательстве «вторично, призвали человека, который был слеп, и сказали ему: «воздай славу Богу; мы знаем, что человек тот грешник...» . А потом снова спросили его, «что сделал Он с тобою, что отверз твои очи?»

  Они непременно хотели услышать что-либо о нарушении Христом субботы.

  Исцеленный уже понял недоброжелательство к Исцелителю и он из допрашиваемого, делается сам обвинителем и отвечает им: «Я уже сказал и вы не слушали; что еще хотите слышать? Или и вы хотите сделаться его учениками?»

  Очевидно, в этом споре выяснилось и для слепорожденного то, чего он раньше не знал; теперь он знает, что исцеливший его «человек по имени Иисус» и есть тот знаменитый чудотворец, о котором шла молва по всему иудейскому народу.

  Однако, такой смелый ответ в вопросе нищего слепца привел его врагов в негодование и окончательно лишил их чувства правды, а когда слепорожденный уже прямо укорил их в таком ожесточении и выразил им вполне здравое суждение: «Мы знаем, что грешников Бог не слушает, но «кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает... Если бы Он не был от Бога, то не мог бы творить ничего» .

  Так начавшийся допрос под знамением внешнего правосудия, но при внутренней злобе оканчивается грубым насилием: «во грехах ты весь родился и ты ли нас учишь, и изгнали его вон» (Ио. 9:34).

  В этом сравнительно подробном повествовании Евангелиста сказалось превосходство непредубежденного народного разума над лицемерным богословствованием и притворным правосудием, которое, будучи обличено, обнаруживает произвол и жестокость лицемеров и уже явно пренебрегает правосудием.

  Теперь Спаситель, встретив исцеленного, уже прямо открывает ему Себя, как недавно в беседе с Самарянкой: «ты веруешь ли в Сына Божия?» и на вопрос исцеленного отвечает ему совершенно прямо: «и видел ты Его и Он говорит с тобою» (Ио. 9:37). Господь удостаивает его прямого, не прикрытого откровения за его решимость умереть за Христа.

  Все эти повествования Евангелиста Иоанна убеждают нас в том, насколько угодно Богу и Христу бесстрашное исповедание веры.

  И вот такому бесстрашию должны научиться наши современники, взамен того двоедушия по отношению ко Христу, уподобляясь недостойным родителям слепорожденного, дорожа, подобно им, своей дружбой с современными иудеями и с прочими врагами Христа.




Митрополит Антоний Сурожский


(«Воскресные проповеди»)



Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

  Мы слышали сегодня рассказ о слепорожденном. Мы не знаем опытно, что такое телесная слепота; но мы можем представить, насколько этот человек был замурован в самом себе, насколько весь окружающий его мир существовал для него лишь как отдаленное звучание, нечто, чего он не мог вообразить, представить; он мог придумать мир вокруг себя: он мог на ощупь, на слух сколько-то представить себе то, что его окружает; но полная, совершенная реальность ускользала от него.

  Мы не слепы физически; но сколь многие из нас замкнуты в себе! Кто из нас может сказать, что он настолько открыт, что он способен воспринимать мир во всей его широте, во всей его глубине? Мы встречаем людей и видим их своим взором, но часто ли случается, что за внешними очертаниями, формами, всей внешностью мы прозреваем что-то глубинное в человеке? Как редко мы взглянем в глаза человека и поймем его до глубины! Мы окружены людьми, и каждый человек – единственный для Бога; но единственен ли для нас каждый человек? Разве вокруг нас не просто «люди»? Да, у них есть имена, фамилии, прозвища, мы можем их узнать по внешности, но мы их не знаем на сколько-нибудь значительной глубине...

  Таково наше положение; мы слепы, мы глухи, мы бесчувственны к внешнему миру; а между тем мы призваны читать знамения. Когда мы встречаем кого-нибудь, мы должны бы подходить к этому человеку как к тайне, то есть как к чему-то, что мы можем открыть для себя только глубоким общением, войдя в такие взаимоотношения, может быть, безмолвные, может быть, облеченные в слова, но столь глубокие, что мы можем знать друг друга – не так, конечно, как Бог знает нас, но знать друг друга в свете Божием, просвещающем каждого из нас и всех нас.

  Более того: мы можем, каждый в меру своих сил, своих дарований совершить то, что сделал Христос. Он отверз глаза этого человека. И что тот увидел? Первое, что он увидел, был лик воплощенного Сына Божия; иначе говоря, он увидел любовь воплощенную. Когда его очи встретили взгляд Христа, он встретил Божие сострадание, Божию любовь, Божию глубокую заботу и понимание. Точно также многие люди могли бы начать прозревать, если, встречая нас, они встречали бы людей, в глазах которых, на лице которых они могли бы увидеть сияние подлинной, трезвой любви; такой любви, которая не сентиментальна, но зряча, любви, которая способна видеть и понять. Если бы так было, мы могли бы быть для окружающих нас людей откровением того смысла, который содержит, хранит мир: через искусство, через красоту, через науку, через все средства, которыми можно уловить красоту и провозгласить ее среди людей.

  Но так ли мы поступаем? Заботимся ли мы о том, чтобы донести до каждого, кого мы встречаем, широту, и глубину, и красоту, и значение всего? Не стремимся ли мы больше получать, чем давать? А ведь апостол Павел говорит, что блаженнее давать, чем получать. А он получил так много! Он получил познание Бога в собственном опыте веры; он получил все научение, и познание, и опыт, доступный Ветхому Завету, а затем Христос Сам открылся ему: чего только он не получил! И однако, он больше радовался, отдавая, потому что он не хотел быть обладателем всех выпавших ему сокровищ; он хотел делиться ими, отдавать, хотел воспламенить людей горевшим в нем огнем.

  Задумаемся над тем, как мы богаты, как одарены, как много нам дано видеть, слышать. И осознаем, насколько трагично, вместе с тем, мы замкнуты в самих себе, пока мы не сокрушим эти стены ради того, чтобы давать, столь же щедро, столь же широко, не скупясь, как мы сами получили. Тогда, действительно, по слову Христову, радость наша исполнится. И никто, ничто не сможет никогда отнять ее от нас. Аминь!

  4 июня 1989 г.




Протоиерей Александр Шаргунов


(«Русская народная линия»)


Публикация на портале Русская народная линия 8 июня 2013 года
1 июня 2013 г.


Христос воскресе! Святая Церковь избрала это Евангелие о слепом для последнего воскресенья Пасхи, чтобы показать нам, что прозрение, радость видения Господа, дается всему миру Крестом. Чтобы мы всегда, прощаясь с Пасхой, помнили об этом.

Тяжело человеку быть без Господа, тяжело человеку быть слепым. Мы видим не просто слепого человека, а человека, который слеп от рождения. Кто ослеп, лишившись радости света, — это одно. А тот, кто родился слепым, не имеет о свете никакого представления, такой человек много бы дал, чтобы хоть на один день увидеть свет, все краски, очертания, всю красоту этого мира, всё, что можно увидеть в нем глазами, хотя бы на один миг, а потом пусть снова навсегда наступает тьма. Или может быть, наоборот, его страдание после такого краткого прозрения стали бы еще более горшими.

Благодарим ли мы Бога за всё, что нам дано? За то, что мы принимаем обычно как должное, никогда не задумываясь о том, какой это дивный Божий дар — глаз, одно из самых удивительных чудес чудесного человеческого тела. Какая милость, что Бог не допустил ни малейшей неточности, когда создавал для нас, лично для каждого из нас этот сложнейший и тончайший орган! Малейшая неточность — и не было бы у нас никакого зрения.

Христос многих исцелял из тех, кто терял зрение из-за болезни или несчастного случая, а здесь он исцеляет слепого от рождения, чтобы показать, что в Его власти помочь нам в самых отчаянных беспросветных обстоятельствах. И Он дает образ того, как действием Его благодати могут прозреть грешные наши души, которые по естеству своему вследствие отпадения от Бога духовно слепы.

Как совершается прозрение? Оно совершается, потому что Бог видит человека. В Евангелии сказано, что Христос, проходя, увидел этого человека. Другие тоже видели его, но не так, как Он. Христос часто обретается теми, кто не ищет Его и не может Его видеть. И тайна исцеления человека заключается, как сказал блаженный Августин, в следующем: мы видим, потому что Бог видит нас.

И далее мы слышим разговор Христа и Его учеников об этом человеке. Когда Христос взглянул на него, они тоже обратили на него внимание. Сострадание Христа к страждущим людям должно бы возбуждать и наше сострадание, но ученикам Христовым и в голову не приходит, что они могли что-то сделать, чтобы помочь этому человеку. Вместо этого они задают очень странный вопрос: «Равви, кто согрешил, он или родители его, что он родился слепым?» Мы не можем не видеть, до какой степени этот вопрос является безлюбовным. Они полагают как само собой разумеющееся, что эта страшная болезнь была наказанием за какие-то необыкновенные грехи. Но Господь говорит нам сегодня в Евангелии, что мы не должны считать большими грешниками тех, кто терпит большие скорби. Потом Он покажет это на Самом Себе, чтобы мы увидели, Кто терпит самые большие скорби. А что касается нас, то благодатью покаяния мы можем назвать собственные скорби наказанием, но благодать любви научает нас видеть скорби других людей, о жизни которых мы не можем явно сказать ничего плохого, и называть их испытанием. Эти скорби — испытание каждого человека, насколько он подлинен, насколько он Христов, насколько в нем нефальшиво золото Божия образа.

В вопросе учеников — ненужное любопытство: кто так тяжко согрешил, он или родители его. А что им до этого, какая польза для них было это знать? Мы чаще интересуемся грехами других людей, чем своими собственными, рискуя впасть в грех осуждения, хотя сказано, что согрешающий этим грехом повинен во всех грехах и участвует в грехах человека, которого он осуждает.

Но давайте разберемся, о чем спрашивают ученики. Они хотят знать, наказан ли этот человек за какой-нибудь свой грех или за грехи своих родителей. Что значит «за свой грех», если он родился слепым? За какой такой грех до своего рождения? Не может быть, конечно, как говорят иные лжеучения восточных религий, что человеческая душа жила в другом теле прежде своего рождения, а теперь заслуженно терпит наказание за грехи, содеянные в прежней жизни. Подобные философские измышления лжеименного разума просто не могли быть известны тогда некнижным и трезвомыслящим Галилейским рыбакам. А если бы они услышали что-нибудь подобное, то с негодованием отвергли бы это, потому что откровение Божие еще в Ветхом Завете учит, что личность каждого человека — единственная и неповторимая: неповторимая душа и неповторимое тело.

Грехи и смерть разделяют душу и тело, лишают человека единственности и неповторимости. Но есть тайна Воскресения, и силой Божией будет восстановлена в полноте в конце времен каждая человеческая личность. Причем так, что мы будем подобны Самому Воскресшему Христу Богу, потому что увидим Его, как Он есть. Своим Воскресением Он дарует нам наше воскресение. Каждый из нас будет таким же единственным и неповторимым, каким он уже и сейчас является, только это раскроется в безмерной степени.

Для непросвещенных светом Христовым людей трудно видеть неповторимость и единственность другого человека, тем более, трудно узнавание Христа после Его Воскресения для учеников Христовых. Но это узнавание необходимо. Необходимо узнать и увидеть, что это Тот Самый Христос. Необходимо узнать и увидеть, что это тот самый единственный человек, ради которого Бог стал человеком и ради которого Он принял страдание и воскрес. Но это узнавание трудно, как трудно, мы видим, узнавание даже этого исцеленного слепорожденного: одни говорят, что это тот же самый человек, другие, что похож на него.

Какая мудрость и сила, какая любовь Божия в творении такого разнообразия человеческих лиц, так что не существует двух людей настолько похожих, что нельзя было бы их различить! Представьте хотя бы на мгновение, что слепая бездушная природа, как говорят безумцы, по слову Писания, сама все сотворила, и человек невероятным, непостижимым образом получил те же самые дары, какие мы имеем от Бога. Но природа забыла или просто бы не оказалось у нее возможности обеспечить один существенный дар, и все люди были бы совершенно похожими друг на друга: с одинаковыми лицами, глазами. Жизнь бы прекратилась тогда. Нигде, ни в каком проявлении она была бы невозможна. Тайна человеческой личности с ее неповторимой душой и с неповторимым телом заключается в том, что это дар и образ Божий, созданный Божией любовью. Потому возможно чудо подлинного человеческого общения — любовь.

Но почему всё-таки ученики спрашивают о грехах слепорожденного? Нет ли его вины какой-нибудь в том, что он родился таким? Да потому что в очах Божиих наше прошлое, настоящее и будущее — как один миг. И Бог, предвидя грехи, которые мы совершим, может для нашего блага, лишить нас физической возможности это сделать либо внезапной смертью, «глубиною мудрости человеколюбно вся строяй», либо связующим нас по рукам и ногам скорбным посещением. «Прежде чем ты был соткан во чреве материнском, — говорит Господь, — Я видел все вхождения твои и исхождения».

А может быть, человек может согрешить прежде своего рождения во чреве матери? Мы знаем только, что еще нерожденный Предтеча во чреве матери в Духе Святом приветствует с радостью еще нерожденного Богомладенца. И о «человеке беззакония» святые отцы говорят, что он в беззаконии будет зачат и в беззаконии родится. Кажется, фарисеи именно так судят о слепорожденном: во грехах ты весь родился, говорят они ему. Но в том-то и дело, что они этим своим судом совершают диавольский переворот правды. «Се бо в беззакониих зачат есмь и во гресех роди мя мати моя». Эти святые слова покаяния, которые призван говорить каждый человек, когда мы их обращаем против другого только на том основании, что Бог посетил его тяжкими скорбями, становятся диавольской клеветой.

А то, что дети часто страдают за грехи родителей, — объяснять ненужно. После первого грехопадения дети наказываются за грехи родителей. В Священном Писании и во всей человеческой истории мы видим множество примеров того, как таинственно связаны мы этим родством друг с другом. И наше время, наверное, как никакое другое, является убедительной иллюстрацией этой связи. Для родителей, любящих своих детей, есть достаточное основание остерегаться греха, если они не хотят, чтобы их дети страдали после этого, и жизнь их превратилась в беспросветный слепой ад.

Мы понимаем, что связь между нашими грехами и судьбой наших детей очевидна, однако есть более глубокая тайна в этой связи. Преподобный Паисий Афонский, когда к нему пришел человек, сын которого был болен раком, сказал ему, чтобы тот отказался от своей любимой страсти, и всё будет хорошо. Так и было. Потом, когда человек этот вернулся к своему греху, вернулась болезнь к его сыну, и он умер.

Но почему же в жизни иногда бывает совсем по-другому? Например, дети таких праведников, как святой архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) или отец Валентин Амфитеатров, были неверующими. Этим Господь показывает, что свободное произволение человека не отнимается ни при каких обстоятельствах, ни при какой наследственности. Показывает еще для того, наверное, чтобы мы научились любить Бога больше всего на свете, больше, чем своих самых дорогих детей. И конечно, испытание неверием собственных детей является скорбью, которая по тяжести своей следует за самой великой скорбью богооставленности. Но Господь не оставляет нас и такими скорбями для того, чтобы мы прозрели.

Так кто же согрешил, что этот человек родился слепым? «Не согрешил ни он, ни родители его, но это дано для того, чтобы явились на нем дела Божии», — говорит Христос. Блаженны те, на ком являются Божии дела. А на ком они являются? На всех людях без исключения, на всем роде человеческом. Значит, все люди блаженны, для всех уготована только радость? Да, говорит Господь, не имеет значения, кто и как согрешил. Если даже и тяжко согрешил, Я любовью Своею беру на Себя грехи всех. Перед светом Божественной любви исчезает тьма всех грехов и становится как бы небывшей. Как говорят святые отцы, перед океаном Божественной любви все зло мира не больше горсти песка. Это для того, чтобы не помрачился никогда наш взор, когда мы видим все возрастающее зло, и кажется, уже неизлечимую слепоту большинства людей.

Никто не согрешил, ни этот человек, ни родители его, ни прародители его, хотя все согрешили, но все безгрешны, и все без исключения «внидите паки в рай». Это Божии дела, не человеческие, это то, что Христос совершил ради спасения всех Крестом и Воскресением. И то, что Он доныне каждый день совершает для всех нас. Этот человек — обыкновенный представитель духовно слепого человечества.

Этот слепорожденный — особый избранник Божий. Он ради Христа, ради того, чтобы все узнали, что Христос — свет истинный, просвещающий всякого человека, приходящего в мир, прошел через долгий, очень долгий мрак страдания. Мы почти ничего не знаем об этом слепорожденном, но слова Господа, что он страдал ради славы Божией, говорят о многом. Поистине, кто страдает ради Бога хотя бы один миг, не потеряет награды своей. А за годы страданий Бог воздает страждущему человеку всем светом безмерной славы Своей. Этот человек родился слепым, чтобы на нем явились дела Божии для всех, кто был свидетелем этого чуда, кто слышит это Евангелие и будет слышать до конца мира.

Те, кто не замечают Промысла Божия в повседневной жизни, могут увидеть его в чрезвычайных явлениях и прозрениях. Много лет прошло с тех пор, как родился слепым этот человек. И смысл его несчастья раскрылся только сейчас, через много лет. Человеку нужно долго читать то, что написано о нем в книге жизни, пока он поймет, что он читает, надо много страдать, чтобы дойти до той радости, которую Господь приготовил для каждого человека и которой никто не может отнять. Всем дано страдать, но немногие умеют переносить страдания. Еще меньше тех, кто умеет благодарить Бога за эти страдания.

Святые отцы говорят, что драгоценна молитва «Господи, помилуй». Ничего нет, кажется, ее драгоценнее, но во сто крат драгоценнее молитва «Слава Тебе, Боже, слава Тебе» среди скорбей, потому что первая молитва, говорят святые отцы, это необходимость, а вторая молитва — это подвиг. В конце концов, самое страшное страдание заключается в том, что человек не видит смысла своих страданий, в том, что он слеп.

Есть совершенно удивительный рассказ современного афонского монаха об одном человеке, у сына которого внезапно что-то сделалось с глазом. Врачи обнаружили злокачественную опухоль, и глаз пришлось удалить. Монах молился об этом мальчике и о его отце, потому что страдание отца было не меньшим, а, может быть, большим, чем у сына. Молился, чтобы Бог дал им просвещение. Он сказал отцу, что если мальчик научится благодарить Бога за это страдание, то в будущей жизни он будет прославлен вместе с преподобным Пафнутием Исповедником, у которого вырвали глаз за веру во Христа. Когда отец понял это, он начал прыгать от радости. Бог просветил его благодатью, свет Воскресения коснулся его души, и он понял, что несправедливости не было. Он понял, почему святые отцы говорят, что в будущей жизни человек будет жалеть, что у него мало было скорбей здесь на земле — потому что через эти скорби мы приобщаемся тому чуду, которое является Крестом Христовым. Он понял, что Бог не совершает несправедливости, что Он видит всё до конца и любит до конца.

Если нам не дано мученичество и исповедничество за Христа, нам всем даны скорби, которые мы можем принять ради Христа. Если Бог может прославиться через нас и в нас, значит, не напрасно дана нам жизнь. И в этом сегодня нам как никогда дана возможность убедиться. Радость прозрения дается Крестом Христовым, которым Он приобщается всей нашей тьме, и нашим крестом, которым мы приобщаемся всему Его свету, всей славе Его Креста и Воскресения.


Из-под земли
Из-под земли
Воспоминание о Пасхе
Воспоминание о Пасхе
Крестный ход на Пасху
Крестный ход на Пасху
Аленький цветочек
Аленький цветочек
У стен Кремля
У стен Кремля
Пасхальное богослужение
Пасхальное богослужение
Радость весны
Радость весны
Праздник у кукол
Праздник у кукол
В храме на Пасху
В храме на Пасху
Пробились...
Пробились...
Под музыку Чайковского
Под музыку Чайковского
Великая Суббота
Великая Суббота
Воскресение Христово
Воскресение Христово
Цветы к Празднику
Цветы к Празднику
«Уж тает снег, бегут ручьи…»
«Уж тает снег, бегут ручьи…»
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Рейтинг@Mail.ru

Вера и Время    2018